Сириус Блэк
На главную О нас Творчество Галерея Шкатулка
Наши друзья Музыка Ссылки Гостевая Почта
Сириус. Рисунок Юнии

Историю жизни Сириуса до того, как он попал в наш мир, можно и не рассказывать, она и так всем, кто читал книгу о Гарри Поттере, прекрасно известна. А как назвать то, что привело его в наш мир? Может, это была воля судьбы, может, совпадение, но совершенно точно это было чудо.

Дело в том, что ещё до того, как я прочитала и вообще узнала о Сириусе, герое книг Джоан Роулинг, в нашем мире, точнее, в Альбионе, появился человек, которого тоже звали Сириусом. Он был мужем Нади, сестры Оракса, и тоже волшебником, только гораздо моложе своего тёзки. Этот Сириус появился и женился на Наде совершенно неожиданно для меня… а вскоре после этого мне случайно попалась на глаза пятая книга о Гарри Поттере. Я открыла её наугад и наткнулась на знакомое имя. И меня, что называется, зацепило – надо же, в этой книге тоже был Сириус! Мне, конечно, стало интересно, что это за герой и что с ним было. По привычке я начала читать с конца… и вскоре, наткнувшись на весьма красочное описание гибели Сириуса, разозлилась и отодвинула книгу подальше.

Мысль мелькнула сразу – не забрать ли его в наш мир? Но я чувствовала, что не смогу этого сделать. Ведь для того, чтобы забрать кого-то в свой мир, нужно очень хорошо его узнать. А чтобы узнать побольше о Сириусе, нужно было прочитать хотя бы эту одну книжку. А мне не хотелось, мне был противен этот мир и всё происходящее в нём. И я решила, что, как это ни грустно, Сириуса нельзя спасти.

И тут случилось второе чудо, и чудо звали Гайон. Не знаю, что она чувствовала и о чём думала, когда попросила меня, даже потребовала, чтобы книгу я прочитала – мол, только прочитай, остальное я всё сделаю сама! Скорей всего, ею руководило сострадание и ещё слишком свежее воспоминание о том, как она сама вот так же нелепо и бессмысленно умерла. Я сопротивлялась, говорила Гайон, что всё равно ничего не получится, Сириус не приживётся в нашем мире, потому что слишком другой… не от мира сего. Даже если и приживётся, ох как намучаемся мы с ним! Но волшебница так настойчиво уговаривала меня, что в итоге книгу я кое-как прочитала.

А потом началось самое удивительное. Всё произошло очень быстро, неожиданно и вовсе без моего участия. Гайон и Элли, не мешкая, собрались и отправились в мир Сириуса. С ними был мой вездесущий брат, он-то и отвёз волшебниц к Министерству Магии. В Отдел Тайн за ними, правда, последовать не смог, поскольку сам не волшебник, и пропустил всё «самое интересное» – как Гайон искала Сириуса за этим дурацким занавесом, а Элли в одиночку боролась с троицей неизвестно откуда взявшихся дементоров. То, что они вернулись оттуда живыми и невредимыми – это чудо. То, что они вытащили оттуда Сириуса – это чудо тем более. Он был ещё жив, хоть и еле-еле, и благодаря целительной магии Гайон это «еле-еле» оказалось спасительным.

Ребята вернулись в наш мир, и тут оказалось, что до этого всё были цветочки, а теперь пришла пора собирать ягодки. Потратив очень много собственной энергии, Гайон привела Сириуса в чувство, и тут начали оправдываться мои худшие опасения. Узнав, что он попал в другой мир, откуда ему уже не вернуться, Сириус был потрясён и напуган настолько, что совершенно перестал соображать. В голову ему пришла нелепейшая мысль – что он в плену у врагов. Сириус решил во что бы то ни стало сбежать и найти Гарри – и вскоре, ещё не оправившись от раны, превратился в собаку и в самом деле удрал. Во дворе он наткнулся на Гайон и, уже не отдавая себе отчёта в своих действиях, напал на неё. Волшебницу спасло то, что Сириус был ещё слаб и что на помощь ей вовремя пришли Ветер и Родомес.

После этого неудавшегося побега Сириусу стало хуже. К ужасу Гайон, её целительная магия внезапно перестала на него действовать. Дело тут, конечно, было не в магии, а в самом Сириусе. Этот сильный духом, жизнелюбивый человек вдруг как-то разом потерял волю к борьбе и к жизни. Боль и усталость всё-таки взяли своё. Наверное, Сириус погиб бы, если бы Гайон не решилась на серьёзный разговор с ним. Она о многом сказала ему, в том числе о том, как в своё время она тоже попала в чужой мир, а доктор Грин помог ей найти себя в этом мире. Сказала, что нельзя сдаваться, что жить стоит. И Сириус поверил Гайон. Он решил, что будет жить и бороться дальше. С того дня он быстро пошёл на поправку и вскоре был уже совсем здоров – увы, пока телом, но не душой.

Бороться ему было трудно. Сириуса долго одолевали страх оказаться ненужным в чужом мире, страх одиночества, тоска по друзьям, тяжёлые воспоминания о собственном «уголовном» прошлом и мысль о том, что родной мир его «кинул». По ночам ему снились кошмары про всё хорошее из «той» жизни, после которых он полдня ходил совершенно разбитый. Он пытался относиться ко всему с юмором, но всё чаще этот юмор принимал какой-то чёрный оттенок. «Ну, какой я, такой и юмор», – сказал как-то сам Сириус. Мой брат и Ромашка терпеть не могли этого в нём.

К счастью, Сириус всё-таки был не один, как ему казалось вначале. С первых же дней ему на помощь, кроме Гайон, пришли Элли и Молния. Элли – удивительно ласковое существо, и свою ласку и заботу она отдавала Сириусу в невероятном количестве. Она знакомила его с нашим миром, и это именно ей удалось ему доказать, что в нашем мире можно жить. Сириус очень привязался к Элли, может быть, ещё и потому, что она напоминала ему Гарри.

Молния, которая в это время уже была невестой нашего Командира Оптимуса Прайма, тоже не осталась безучастной к судьбе Сириуса. Она о многом говорила с ним, и Сириусу это общение очень помогло. Молния познакомила его и с нашим Командиром, и потом они часто пили вместе чай.

Не успев как следует поправиться, Сириус заявил Гайон и Элли, что хочет работать, потому что, во-первых, не желает сидеть у них на шее, во-вторых, без дела просто свихнётся. Он действительно был недалёк от этого, но чем мы могли занять мага в мире, где вовсе нет никакой магии? И тут руку помощи нам в очередной раз протянули жители Драгомира, которые пригласили Сириуса преподавать магию в местной Академии. Так он стал учителем, а заодно и учеником Сухмета – мудрого волшебника и просто чудесного человека.

Побывал Сириус и в Альбионе, где познакомился с Ораксом и его семьёй – женой, эльфийской принцессой Векс, и дочкой, Гайон-Орликом. Тогда он спас Векс и Орлика от гоблинов, за что альбионцы, ясное дело, были ему очень благодарны. Векс в свою очередь помогла ему – своим волшебством наконец-то избавила его от ночных кошмаров. А когда Сириус покидал Альбион, Оракс и его жена подарили ему почтового голубя. Сириус назвал его Альбусом – за цвет и в честь Дамблдора. С лёгкой руки Элли голубь тут же стал просто Бусей, и Сириус долго смеялся, представив себе, как приходит он к Дамблдору и говорит ему: "Буся, привет!"

Вскоре после возвращения из Альбиона Сириус решил посетить свой родной мир. Тогда, несмотря на все опасения Элли, он уже не думал о том, чтобы вернуться туда навсегда. Он хотел только увидеть друзей, Гарри и Люпина. Что ж, Гайон и Родомес помогли ему и тут, но, как выяснилось, зря. Энергетической связи с родным миром у Сириуса уже не было, с нашим – не было ещё. И получилось плохо. Разговор с Люпином Сириуса только расстроил, Гарри он так и не увидел. А из-за слабой энергетической поддержки он в итоге потерял очень много сил и окончательно понял, что в том мире места ему больше нет. Но ничего страшного, к счастью, с ним не случилось, хотя ему и пришлось, вернувшись к нам, проспать несколько суток, чтобы придти в себя (кстати, как раз в это время я его и нарисовала).

Как ни странно, осознание невозможности возвращения оказалось неожиданным облегчением для Сириуса. Он стал спокойнее и жизнерадостнее, словом, начал исцеляться и душой тоже. И тут произошло событие, вроде бы незначительное, но изменившее всю его жизнь. В Альбионе серьёзно заболела Надя, и Гайон, недолго думая, отправилась туда, лечить её. Целительница, конечно, не думала оставаться в Альбионе навсегда, и Сириус прекрасно знал, что она вернётся. Но несмотря на это он почувствовал тревогу, когда Гайон уехала, потом со страшной силой ощутил, что ему её не хватает, а потом понял, что по-настоящему любит её, сильно, как никого и никогда. Это открытие потрясло Сириуса до глубины души. Судя по всему, он не вполне понял, что произошло, ему казалось, что с ним такого быть просто не должно.

Ромашка и Лютик первыми заметили состояние Сириуса. Лютик за него обрадовался, Ромашке это совсем не понравилось. «Красавица и чудовище» – так она высказалась брату о Гайон и Сириусе. Собственно, сам Сириус в то время думал почти так же. С самого первого дня он решил, что его чувство к Гайон – громадная глупость. «Она добрая и светлая, а у меня огромная чёрная дыра посреди души. Мы с ней не пара», – так он рассуждал. Ещё больше он укрепился в этой мысли, когда вернулась Гайон. Она, конечно, была далеко не глупа и сразу заметила и поняла, что происходит с Сириусом. Но… ничего не сказала. Да, время шло, а Гайон молчала, и Сириусу, ясное дело, легче от этого не становилось.

И тут с глюками Сириуса взялось разбираться существо, которое над ним раньше только посмеивалось – мой брат. Родомес, почуяв неладное, устроил Сириусу допрос с пристрастием (как потом говорил сам Сириус, не хуже любого прокурора) и узнал, что он действительно любит Гайон. Тогда мой брат толкнул ему колоссальную речь на тему «Хочешь быть счастливым – будь им» (я её даже записала, но если я её здесь опубликую, Сириус меня убьёт, а Родя ему поможет). И Сириусу это помогло! Он понял – действительно нет ничего дурного в том, что он любит Гайон, а что она его никогда не полюбит, это ещё бабушка надвое сказала.

Гайон потребовалось время, чтобы разобраться в том, что она чувствовала к Сириусу. Она любила его всегда, на самом деле, ещё заочно его полюбила, когда только узнала о нём. Но не была уверена – а то ли это, что зовётся любовью? И потому молчала. Но вот однажды во время одной памятной нам лыжной прогулки Сириус наконец признался ей в своих чувствах. И Гайон поняла, что хочет, чтобы он всегда был рядом. В канун Нового года Сириус сделал ей предложение.

Сейчас Сириус совершенно счастлив. Он берёт от нашего мира всё то, что не получил в родном мире – дом, семью, любовь. «Ты теперь любим и любишь», – написала Алька Солнечный Котёнок в стихотворении, посвящённом Сириусу, и это правда. Он любит Гайон, Элли, всех друзей и учеников. Он любит зиму, снег, Буську и белые цветы, и вообще всё белое. Особенно молоко. С шоколадом. Молоко он пьёт в неимоверных количествах, кажется, он может питаться одним молоком, если ничего другого не будет.

Ещё Сириус любит петь. У него красивый сильный голос, и поёт он потрясающе. От Родомеса Сириус узнал песню «Ваше благородие, госпожа Разлука», и она стала его любимой песней. Когда он поёт последние строки куплетов («Не везёт мне в смерти, повезёт в любви»), надо видеть его глаза! Ночь и огонь! А когда Сириус встречается с принцессой Векс, они поют дуэтом. Честное слово, это красивейший дуэт, какой я когда-либо слышала.

А ещё Сириус любит стихи, особенно Гумилёва. Это я дала ему томик, потому что Гумилёв мой любимый поэт. Что было с Сириусом, когда он это прочёл! Он весь вечер носился по дому, повторяя отдельные строчки, бледный, с горящими глазами – врубелевский демон отдыхает. А когда я рассказала ему то, что знаю о Гумилёве, и сообщила, что поэта расстреляли, Сириус разозлился так, что стал похож на демона окончательно.

Иногда Сириус готовит. И довольно вкусно. Только Сириус на кухне – это стихийное бедствие (в масштабах кухни): тайфун, цунами и горный обвал три в одном. Он ведь вовсе не стоит у плиты, нет, это не по нему. Он спокойно сидит за столом и читает газету, время от времени чисто механически помахивая волшебной палочкой и произнося слова заклинаний. А по кухне в это время со страшной скоростью левитируют тарелки, кастрюли, сковородки, ножи по разделочным доскам стучат сами по себе, бешено перемешивают что-то ложки. Иногда, когда Сириус чересчур увлекается чтением, происходят небольшие катастрофы: суп выкипает, блины на сковородке неудачно переворачиваются, салат оказывается пересоленным. Но пусть первым бросит в Сириуса камень тот повар, с которым никогда не происходили такие вещи! Однажды, правда, чуть не случилось кое-что и похуже: погрузившись в интересную статью, Сириус не заметил, как на кухню вошла Ромашка, и сковородка едва не прилетела ей в лоб. Девушка вовремя отскочила в сторону, а потом долго на Сириуса ругалась.

Сириус любит, когда на дворе мороз, а он, превратившись в собаку, спит под тёплой печкой. Если в это время подойдёт Элли и погладит его по голове, он проснётся, лизнёт протянутую руку и снова уснёт. В собачьем облике мы его зовём Угольком. Это прозвище придумала Аля. Сириусу очень идёт и ему самому нравится.

Ещё Сириус-Уголёк любит бегать наперегонки с Ветром и волками, которые живут у Элоди и Возрождённого. Любит бороться с Ветром, причём исход их поединков никогда не известен заранее – по силе оба пса равны. Любит валяться в снегу, и когда превращается снова в человека, его ничуть не смущает мокрое пальто.

И ещё много чего Сириус любит. Ненавидит же он три вещи на свете: одиночество, несвободу и родственные отношения. Но в Эллином доме он от всего этого избавлен. То, что он женится на Гайон, за родственные отношения не считается. Сириус слишком любит её, чтобы думать об этом.

(C) Юния, 2004-2010