Крест

Я шагал по земле, было зябко в душе и окрест.
Я тащил на усталой спине свой единственный крест…
Р. Рождественский

Я шагала в серых, опустошённых осенью полях и тащила на себе крест – деревянный, тяжёлый, на редкость длинный. Было холодно. Крест всё время стукал меня по спине, набивая синяки. И в руки я насадила массу заноз. Неудивительно, что меня донимала злость. Мерзкая осень, сырой вечер, в такую погоду хозяин собаки на улицу не выгонит, а я тащусь куда-то по полям, да ещё и несу эту махину, деревяшку твёрдую-претвёрдую, такую-сякую!

Крест молчал. Может быть, вспоминал, каким он когда-то был дубом. Или стройным зелёным кипарисом. Или кедром. И тянулся своими могучими ветвями к небу. А потом кто-то пришёл, срубил его, распилил, сложил поперёк, сколотил гвоздями и оставил. И лежал он, пока не взвалила его на себя какая-то и не поволокла невесть куда.

А может, он злорадно думал: «Ну, тащи меня, тащи! Ну, ещё шажок! Ну, давай, пошевеливайся, нам ещё далеко!» А может, он был мне благодарен за то, что я его тащу. Сам-то он не мог бы идти. Но скорей всего, он вообще ни о чём не думал. О чём могут думать два куска дерева крест-накрест?

Наконец я разозлилась окончательно, свалила крест на землю и сердито уставилась на него.

– Вот что, дружок, – сказала я ему, – ты что, думаешь, я тебя волоку в такую даль для того, чтоб меня потом на тебе распяли? Гвоздь в ладошку, гвоздь в другую? Колючий венок на голову? Дудки! Мне ещё далеко топать и желательно без лишнего груза. Раз уж я тебя на себя взвалила, то до места, конечно, донесу. А потом мы расстанемся, понял?

Крест не ответил. Похоже, ему было всё равно, расстанемся мы или нет. А может, он был рад этому. Или жалел об этом. Он не ответил мне. Проигнорировал мои слова, изверг! Или вовсе не услышал. В самом деле, что могут услышать два куска дерева крест-накрест?

– Бросить бы тебя, да надо донести, – вздохнула я. – И к тому же вдвоём здесь веселее всё-таки. Ладно, поехали!

И я снова взвалила крест на спину.

Небо темнело, на него постепенно наплывали всё новые и новые тучи. Ветер леденил каждым прикосновением, под ногами хлюпала вода. Близилась ночь. А где-то позади в доме горел огонь, и было тепло, и меня даже ждали… но это было далеко, и оборачиваться было нельзя… но я ещё вернусь туда!

Я подошла к реке. Она была цвета неба – такая же серая и темнеющая. Спокойная вода. Но мне было видно, какая она, обманщица, на самом деле быстрая. Не перебраться на другой берег. Я всегда плавала плохо. Утону, как камень. А не надо бы.

Я снова сбросила с себя крест и столкнула его в воду. Потом вошла в реку сама.

– Давай-ка, дружок! Не всё же мне тебя на себе таскать. Пора бы и тебе меня поддержать на плаву. Утопающий, говорят, за соломинку хватается. А ты не соломинка даже, а целый деревянный крест – крепкий, надёжный – красота!

На главную

(C) Юния, 2004-2010