Стихи
На главную О нас Творчество Галерея Шкатулка
Наши друзья Музыка Ссылки Гостевая Почта

Школьные стихотворения

«Я иду. Вот поворот…»
«Вечерний дождь»
«Город мой родной…» – первое стихотворение из множества посвящённых моему городу – Новосибирску.
«Мы едины»
«Девять муз» – навеяно уроком литературы в девятом классе.
«Осень расплакалась...»
«Бегун» – шуточное стихотворение, навеянное поэмой М. Лермонтова «Беглец».
«К каждой секунде хочу прикоснуться рукой…» – что-то вроде творческого манифеста и отражения жизненного кредо одновременно. В те годы, когда я это написала, конечно.
«Зимний сон» – вообще-то, это было задание на уроке в школе. Нужно было написать миниатюру по песне Татьяны Снежиной «Фантазия снега». Но мне захотелось сделать совсем не то…
«Мне бы пройти, пробежаться по радуге…»
«Март! Моя первая любовь!..»
«Однажды будет лето…»
«О нежный цветок мой! Уже пролетели…»
«Я не птица. Я летать умею…»
«Осень»
«Ночью в городе» – написано после прогулки по ночному Новосибирску.
«Вот дом, в котором никто не живёт…» – стихотворение пришло мне в голову при виде довольно неживописных, но таинственных развалин.
«Помню, как песенку ветер влюблённый…»
«Лунное стихотворение» – мысли по поводу романа М. Булгакова «Мастер и Маргарита».
«Нам с тобою…»
«Одуванчик» – такие стихи я пишу, когда мне хочется похулиганить :-)
«Своей рукою голубиной…» Зима не меньше, чем осень, любит, когда ей посвящают стихи.
«Счастье»
«Пальцы – в груду палых листьев…» – ещё одно осеннее стихотворение.
«Мертвая царевна» – написалось после чтения стихов М. Цветаевой, так что в нём, вероятно, есть какие-то отголоски.
«Просьба»
«Бредит город мой со мною…»
«Мы – вам». Несколько максималистское стихотворение времён Родомеса и Мелиссы.
«Снег лежит на лапе ели белой кошкой…» А это мне пришло в голову после ночной прогулки по Лагерному саду в Томске.
«Первый снег»


* * *
Я иду. Вот поворот.
Под ногами снег и лед.
Мы не знаем жизни ход,
Но она вперед идет.
Я считаю, надо жить
Каждый день и каждый год,
А вопрос: “Быть иль не быть?” –
Только циник задает.
Скоро день сгорит дотла,
Свод небесно-голубой
Вновь укутает зола
Черной, мглистой пеленой.
Но и ночью в небесах
Ярко вспыхнет уголь звезд,
Выжигая на сердцах:
“Я люблю” – ответ-вопрос.
А вопрос: “Быть иль не быть?” –
Ни к чему тут, как всегда.
Надо жить, дружить, любить
Сильно, крепко, навсегда.


Вечерний дождь

Тяжелое небо стонало, дрожало,
Давило на землю, гудя,
Прогнулось и тяжесть свою не сдержало,
Громадою рухнув дождя
На пышную пену цветов белых яблонь,
На кленов зеленую грудь...
Казалось, что ливень - стремительный, жадный -
Готов все смешать и согнуть.
Но ливень и ветер, что в страшном стремленье
В спокойный наш мир ворвались,
Ему подарили и мощь, и движенье,
И быструю бурную жизнь.
Не струи воды, а потоки, каскады
И рвутся, и хлещут с небес.
Все дышит и движется, лучше не надо,
Но ливень внезапно исчез.
Вздохнула земля - все ж немного устала,
Свеж воздух, и хочется спать.
Она не спала - она только дремала,
Ей редко случалось дремать.
А серое небо слегка отряхнулось,
Вздохнуло, и тут из-за туч
Чуть сонное солнышко нам улыбнулось,
Последний послало нам луч.


* * *
Город мой родной,
Зеленый, зеленый,
Так красив весной,
Солнцем не сожженный.
Зелен лист резной
У клена, у клена.

Город молодой
Нарядный, нарядный,
Бел, как снег, весной
От света, от яблонь.
Мне б наряд такой
На свадьбу, на свадьбу!

Город над рекой
Весенний, весенний,
Праздничный такой
Средь цвета сирени.
Отдохни, постой
От жара средь тени.

Запах тополей
Смолистый, смолистый.
Солнечных лучей
Свет ясный, искристый.
Воздух от дождей
Прозрачный и чистый.

Город мой родной,
Прекрасный, прекрасный,
Весь цветной весной,
Как в сказке, как в сказке.
Лучше не ищи
Напрасно, напрасно!


Мы едины

Тихо ночь спустилась к нам, так прекрасна и нежна.
Льется бледный лунный свет на кусты, на георгины.
Как светла и одинока эта полная луна!
Я люблю тебя, луна. Мы, луна, с тобой едины.
Ночь уходит, день идет. Ах, какой у неба цвет!
Словно розовая роза, что цветет одна в долине.
Как приветлив и как нежен этот розовый рассвет!
Я люблю тебя, рассвет. Ведь мы, рассвет, с тобой едины.
Голубеют небеса. Очень жарко и светло.
В свете все: луга, река – что за чудная картина!
Солнце щедрое, веселое, всем нам свет подарит свой.
Солнце, я люблю тебя, ведь мы, солнышко, едины.
Не нарушит тишину грома буйного раскат.
В свете розовом проснулся и уснешь ты, край родимый.
Так торжественно спокоен, усыпляет мир закат.
Я люблю тебя, закат. Ведь мы, закат, с тобой едины.
День и ночь, рассвет, закат – я с любым из них сольюсь,
Помечтаю – моей жизни не прошла и половина.
Как же здорово, что в жизни есть и радость, и грусть!
Я люблю тебя, о жизнь! Мы, о жизнь, с тобой едины!


Девять муз

Полна отваги и задора,
Красива, ласкова, нежна,
По миру в танце Терпсихора
Кружится, юных сил полна.
Движенья дышат красотою,
Чудесной прелестью горят,
И околдован мир игрою,
Земли и неба светел взгляд.

Подняв головку горделиво
И видя каждый шаг людей,
Шагает рядом муза Клио,
“Прошло” и “Будет” видно ей.
Красавица в тревоге тайной,
Ведь люди много зла творят.
Но есть и те, что любят, знают.
Красивое в веках хранят.

Храня всю нежность мира свято
И страстью жаркою горя,
Поёт прекрасная Эрато
Песнь о любви, любви заря.
И в мире хаос воцарится
Без этих чудных, жарких строк.
Песнь о любви щебечут птицы –
Жить без любви никто б не мог.

Все звуки, переливы, темпы,
Вся музыка - её душа.
Играет юная Эвтерпа.
Ах, как же песня хороша!
По миру разольётся песня,
Открыв дорогу чудесам.
Есть разве что чудесней песни?
Её ведь каждый слышит сам.

Красива, как Вселенной вечность,
С огромным сердцем, как она,
Урания – и в Бесконечность
Душа её устремлена.
Вокруг неё и звёзды пляшут,
И кружит хоровод планет.
Их много – но планеты нашей
Прекрасней в целом мире нет.

Чуть слышен лёгких ножек топот,
То романтична и нежна,
Шагает муза Каллиопа,
И эпос нам несёт она.
И сразу всё замрёт, как хлынет
Чудесный слога океан.
Ты всё найдёшь в его пучине,
Что любишь: сказку, миф, роман.

Ты не заметишь перемены
В её тоскующих глазах.
Трагедий муза Мельпомена
Один мир знает – мир в слезах.
Мир вместе с ней тоскует, плачет –
Трагедий много на земле.
Богиня, было б всё иначе,
Что, стало легче бы тебе?

Над грязным, лживым, злым и чёрным
Нахальней, веселее всех
Смеётся Талия задорно
И дарит нам свой звонкий смех.
Комедия – не лишь потеха,
Комедия секрет хранит.
Он вот какой: минута смеха
На целый день нам жизнь продлит.

Торжественна, слегка сурова,
Юна, прекрасна и горда.
Нам Полигимния готова
Спеть песню торжества всегда.
Гимн странам, гимн богам, планетам,
Какого только гимна нет!
А главный гимн – гимн жизни этой.
Его поёт весь белый свет.

О музы! Вы не боги – чувства!
Мы с вами создаём наш век.
Вы – девять, и одна – искусство,
Всё то, чем дышит человек.


***
Осень расплакалась,
Осень расплакалась.
Капают капли,
Льются на волосы.
Осень расплакалась,
Холодно осенью.

Листья осыпались,
Листья осыпались.
Желтые, жалкие,
В грязь они втоптаны.
Листья осыпались –
Дерево голое.

Птицы покинули,
Птицы покинули
Небо холодное.
Осень печальную
Птицы покинули
Тихо. Как жаль их.

Люди притихшие,
Люди притихшие,
Мокрые, грустные
Ходят по городу,
Люди притихшие.
Грустно и холодно.

Осень расплакалась,
Осень расплакалась.
Дерево голое,
Мокрые волосы,
Осень расплакалась,
Холодно осенью.


Бегун

Гарун бежал быстрее лани,
Побил он мировой рекорд!
Соперники на пятки жали,
Но был Гарун душою тверд.
Тот памятный забег был в марте,
Гарун забыл про всякий стыд!
Он потерял еще на старте
Часы, кроссовки – и бежит!
По трассе несся он, как ветер!
Кто видел этот марафон,
Тот думал, что никто на свете
Не может бегать так, как он.
Но был момент в соревновании
(Его никто не ожидал)
Когда Гарун быстрее лани
В лес по тропинке убежал
«Он трус!» – тут кто-то злобно крикнул.
«Сбежал!» – все подхватили вдруг.
«Да ну его!» – И все затихло,
И вот, что было дальше, друг!
В лесу, куда Гарун примчался,
Избушка старая была,
А в той избушке леса чаще
Старуха-мать блины пекла.
Вдруг – стук. «Кто там ломает двери?» –
«Я, твой Гарун, твой младший сын», –
«А как же марафон?» – «Успею!
Успею, мама! Дай мне блин!» –
И, так сказав, Гарун вбегает,
И, вымыв руки, блин берет,
И мать-старуху обнимает,
За стол садится и жует.
«Ну, ладно, ешь блины, как знаешь!
Но ведь бегун ты не один!
Коль сей забег ты проиграешь,
Ты раб и трус – и мне не сын!»
А марафонец наш голодный
Блины спокойно ест и ест
С вареньем, с молоком и с медом.
Так все и съел в один присест.
...Был марафон почти закончен,
Все ждали – кто же победит?
И вдруг! Да что это! Ну точно!
Всех впереди Гарун бежит!
«Не может быть! – все закричали, –
Да он торпеда! Во бегун!»
И вдруг все разом замолчали...
Так чемпионом стал Гарун!
Тут мать на стадион вбегает,
От радости поет, кричит
И всех блинами угощает...
А чемпион уж сладко спит!
Гарун бежал быстрее лани,
Быстрей, чем заяц от орла.
Хвала ему! А также маме,
Что лучше всех блины пекла!


* * *
К каждой секунде хочу прикоснуться рукой,
Каждой песчинке шепнуть свое нежное слово.
Мир – он сегодня такой, ну а завтра другой:
Этот песок никогда не увижу я снова.

Эти мгновения заново мне не прожить,
Тихо уходят они, мое сердце тревожат...
Вот потому мне и хочется вечно дружить
С малым настолько, что меньше уж быть и не может.

Жизнь все течет, за секундой секунда, рекой,
И потому, перед тем как уйти в неизвестность,
Каждой травинке, нашедшей свой вечный покой,
Я пропою мою самую главную песню.


Зимний сон

С неба на пол – может, это мне снится? –
Белое облачко тюля струится.
А за окном – она
Одна, как всегда - зима,
Реальность холодного сна.

А за окном дует призрачный ветер,
И ничего не осталось на свете,
Только холодный снег,
Только прозрачный свет,
А неба с землею нет.

В мире все минуло, умерло – было?
В снежных морозах навеки застыло.
Может, зима навсегда?
Чувство убьют холода,
Сердце под корочкой льда.

Но на окне – не из сна, настоящий? –
Хлеб, словно лето горячий, хрустящий!
Солнцем дышат бока,
Солнце и хлеб – на века.
И полный кувшин молока.

Солнечный луч пелену разрезает,
Робкая капля по крыше сползает...
Дзинь! И разбилась она.
Я пробуждаюсь от сна.
Что это, может, весна?


* * *
Мне бы пройти, пробежаться по радуге,
Небо наполнить звенящею песенкой,
Душу наполнить звенящею радостью,
Дождиком теплым пролиться – так весело!
Мне бы достать, дотянуться до солнышка,
Беды забыть все, оставить за тучею,
Счастье испить все до самого донышка
И раствориться средь солнечных лучиков.
Мне бы стать сердцем огромным и любящим,
Чтобы всю землю согреть своей ласкою,
Чтобы наш мир стал в заоблачном будущем
Самой счастливой и доброю сказкою.


* * *
Март! Моя первая любовь!
Печаль весны холодной.
Не согревает солнце кровь,
Но дышится свободно.
Целуя в щеки, леденя,
Холодными губами,
Забрасывает март меня
Вновь снегом, не цветами.
Но я люблю его. За что?
За ветреную снежность,
За грусть его холодных снов,
За ласковую нежность.
Еще за то люблю его,
Что утром солнце встанет,
И я забуду про него,
Когда апрель настанет.


* * *
Однажды будет лето,
И на руке моей
Запляшет лучик света,
И станет мне теплей.
И будет шумно в тесном
Кругу моих сестёр,
И будет звонкой песня,
Пока горит костёр.
И будет лес зелёный,
И голубой вода,
И буду я влюблённой
В весь мир, как никогда...
Зима. Замёрзли стёкла.
Из-за угрюмых туч
В окошко льётся блёклый
Печальный лунный луч.
Темно. Я замерзаю.
Сижу, вот-вот усну.
И в мыслях улетаю
Опять в мою страну,
Где много-много света
И тёплая вода...
Однажды будет лето.
Однажды. Навсегда.


* * *
О нежный цветок мой! Уже пролетели
Морозы, туманы, снег и метели,
И первые солнца лучи заалели
На первых цветах ранним утром в апреле.
И к солнышку всё с новой силой стремится,
И с юга уже возвращаются птицы.
И, ясно смеясь снеговою водицей,
Весёлый ручей по оврагу струится.
А всё потому, что пришла, напевая,
Из тёплых краёв к нам весна золотая.
И каждую пташку она приласкает,
И каждую травку теплом согревает.
О нежный цветок мой, мой самый любимый!
Будь счастлив, весною и солнцем хранимый,
И я буду рядом, и верь мне, что мимо
Пройдут, не вернутся холодные зимы.


* * *
Я не птица. Я летать умею
Лишь во сне, увы, не наяву.
Лучше ты приди ко мне скорее!
Небо! Слышишь? Я тебя зову!
Небо! Слышишь? Небо! Вниз спускайся!
Землю затопи своим теплом,
Светом в океане расплескайся,
В камне звонким заискрись стеклом!
И тогда в тебя с разбега кинусь,
Разольюсь в тебя и растворюсь,
Разобьюсь я клином журавлиным
И уже навек к тебе вернусь.
Заскучают горы и долины,
Превратятся в облако, звеня...
Небо! Слышишь? Будет все едино!
Триедино: ты, земля и я!


Осень

Пришла, распустила тяжелые косы
И голову грустно над картой склонила,
И вспомнила что-то, о чем позабыла –
На город упали холодные слезы.
И городу жутко и больно вдруг стало.
Деревья качались и листья теряли,
И падали капли, по крышам стекали.
Все кончилось. Все ожидало начала.
Кого-то сразила, убила измена,
А кто-то воскрес, ожидая покоя.
И школьный звонок пролетел над рекою,
И в город большая вошла перемена.
И капали слезы, а губы смеялись,
На карте чертила она непогоду,
И люди спешили домой год от года,
От боли и холода тщетно скрывались.
А северный ветер, холодный и гордый,
Уже пролетали над проспектами смело.
Над городом небо склонилось. Не грело
Печальное солнце. Вода стала твердой.
И снова о чем-то она позабыла.
Упали снежинки на землю, не тая.
А город негромко вздохнул, засыпая,
Не слыша уже, как она уходила.


Ночью в городе

Город небо держал на широких плечах,
Небо нежно ему улыбалось.
Город сонный дремал в золотистых мечтах,
И луна в облаках растворялась.

Тихо звездная ночь над домами плыла,
Фонари, словно звезды, мерцали,
Над землей разливалась прозрачная мгла,
И во мгле забывались печали.

А от города шел удивительный свет,
Прогоняя тревогу и холод...
Над землей, в небесах ночью солнышка нет,
Но зато на земле есть Мой Город.


* * *
Вот дом,
В котором никто не живет.
Безглазые стены,
Труба обвалилась.
Я помню –
Был теплый и солнечный год.
А может быть,
Это мне только приснилось...

... Из новой трубы в небо вьется дымок,
И стекла, умытые ливнем, сияют,
Их ласково гладит березки листок...
...А в доме по клавишам пальцы летают -
И вальс разливается свежей волной,
И комнате запах душистого хлеба,
И радость, и счастье, и смех молодой
Звенит, поднимаясь до самого неба.
Блестит самовар,
Собралась вся семья.
И розовый куст у крыльца расцветает.
И девочка
(Это, наверное, я!)
Сидит у окна и о чуде мечтает...

...Все минуло. Что-то опять настает.
И новое счастье есть в городе новом.
А в доме,
В котором никто не живет,
Осталась лишь тайна
Несказанным словом.


***
Помню, как песенку ветер влюбленный
Нежно мне пел под раскидистым кленом:
«Видишь, хорошая, в синей дали
К светлому солнцу плывут корабли?
Манят тебя и зовут за собою.
Хочешь, они для тебя приоткроют
Тайны и сказки огромной земли?»
Молодость! Молодость! Время – ничтожно!
Сердце колотится жарко, тревожно,
Рвется за ветром в бездонную высь!
Крикнут: «Безумная! Остановись!»
Что? Не расслышала! Завтра? Как глупо!
Жить надо этой, лишь этой минутой!
Было и Будет – уйди, растворись!
Может, во всем я раскаюсь однажды,
Только сейчас все неважно, неважно!
Ветер! И море! И синий простор!
В небе теряется огненный взор.
Клен шелестит надо мною листвою,
Тихо усталой припасть головою
Манит душистый цветочный ковер.


Лунное стихотворение

Все, что было – позабыто
Навсегда давным-давно.
Но – луна. Окно открыто.
Лунным светом все залито.
И нагая Маргарита
Улетает вновь в окно.

Там ее ждет лунный мастер,
Лунный человек-пророк.
Холод пусть и пусть ненастье –
Маргарита верит в счастье.
Ей помочь и дьявол властен,
Если не поможет бог.

А внизу все в лунной пене,
Тени мечутся и свет.
Лижет лунный луч колени.
Прав был злой бессмертный гений,
В том, что нет без света тени,
Как без тени света нет.

Ночь прошла. Все вновь забыто.
Ничего уже не жаль.
Но – луна. Стучат копыта.
Лунным светом все залито
Лунный Мастер с Маргаритой
Мчатся в голубую даль.


***
Нам с тобою
Друг без друга
В мире бесконечном
Жить нельзя.
И нельзя
Говорить о вечном,
Если вьюга,
Пред судьбою.

Лишь бы годы
В этом мире
Нам с тобой сохранить.
Что там вечность!
Знаешь, вечность
Невозможно любить
В этом мире
В непогоду.

Пред судьбою
Каждый платит.
А иные – очень,
Очень много.
Лет немного
Нам дано, но впрочем,
Жизни хватит
Нам с тобою.


Одуванчик

Я сегодня одуванчик.
Улетаю навсегда.
А куда?
В небо, белые пушинки!
Буду я кружиться, петь
И лететь.
Ярко солнышко сияет,
Голубеют небеса –
Чудеса!
Ветерок меня развеял,
Подо мною вся земля.
О-ля-ля!
Может, я совсем растаю,
Может, буду я расти
И цвести.
А пока я очень легкий,
И со мною мой дружок –
Ветерок.
Я пушинка-одуванчик.
Улетаю навсегда
В никуда.


* * *
Своей рукою голубиной
Меня за плечи обняла
Зима. Был светел взгляд невинный
И нежен чистый шелк крыла.

И мы летали, а сквозь льдинку
Небес светило солнце нам.
Земля казалась лишь снежинкой
Упавшей к чьим-нибудь ногам

И было радостно круженье,
Скольженье неизвестно где.
Мы поднимались, слыша пенье,
К какой-то голубой звезде.

Я как-то странно ощутила,
Как в сердце холодеет кровь.
Мы вниз спустились. Я спросила:
«А завтра полетаем вновь?»

«Да. Ты иди», – Зима вздохнула
И улыбнулась мне хитро.
И белый снег я с плеч стряхнула,
Как будто белое перо.


Счастье

Если б я была цветком,
Белой полевой ромашкой,
Я б дала ночлег и дом
Каждой крохотной букашке.
Я бы радовала свет
Красотой неприхотливой,
Я бы знала: в мире нет
Более, чем я, счастливой.

Если б я была звездой,
Наделенной света властью,
Я б планете голубой
Подарила жизни счастье.
И, услышав детский смех,
Колокольчиком звенящий,
Я бы знала: счастье – свет,
От меня лишь исходящий.

Только я – всего лишь я,
Не звезда и не цветочек.
Но, конечно, для меня
Дел найдется много очень.
И на месте на одном
Не сижу я ни минуты,
Твердо зная: счастье в том,
Чтобы нужной быть кому-то.


***
Пальцы – в груду палых листьев,
Волосы – в холодный ветер.
Осень птицей в сердце свистнет,
Просыпаясь на рассвете.

Голос – в голубое небо,
Взоры – в золото лесное.
Осень – это быль и небыль,
И теперь она со мною.

Осень! Солнышко! Пыланье!
Фея! – приютит и бросит!
Тело – в сентября метанье!
Душу – в осень! В душу – осень!


Мёртвая царевна

Я лежу в гробу моем,
Надо мною за стеклом
Звезды.
Мне не больно, все прошло.
Не хочу разбить стекло –
Поздно!
Королевич Елисей!
Уходите поскорей!
Верьте
Мне, что ничего в моей
Жизни не было милей
Смерти.
Не осталось ничего.
Ждать не нужно ничьего
Взгляда.
В целом мире я одна.
Только Солнце и Луна
Рядом.
Дайте отдохнуть мне здесь!
В мире вещи хуже есть
Смерти.
И однажды, может быть,
Захочу я снова жить.
Верьте!
Я вернусь и мир людей
Полюблю еще сильней
Снова.
И, наверно, твоего
Захочу я одного
Слова.


Просьба

Что же, умирай!
Довольно.
Но тогда
Никогда
Навсегда
Не исчезай.
Знай:
Мне будет больно.

Не забудь!
Стань хоть чем-нибудь.
Лучом
Света,
Теплом
Лета
Или просто
Бантиком в косе.
Не погаснут все
Звезды.

А вообще-то,
Лучше в небе этом
Растаять.
Стая
Белых голубей давно мечтает
О тебе.


* * *
Бредит город мой со мною,
Бредит чистотой и светом,
Изуродован весною,
Истекает талым снегом.
И шипят, как змеи, шины
По асфальту, и расколот,
Как огромнейшая льдина,
Мой несчастный, грязный город
Принимает без роптанья
По велению Завета
Неизбывное страданье
Ради золотого лета.


Мы – вам

А мы не любим толпы грязных лиц,
Предательство, и ложь, и клевету,
И пошлую до боли красоту,
И линии невидимых границ.
А любим мы по городу гулять,
Пить сок и кушать белый шоколад,
Мы любим тех, кто искренне нам рад,
Но вам их в этой жизни не видать.
А мы счастливей всех в миллионы раз,
Хотя нам так не кажется давно.
А кто мы есть – не всё ли вам равно,
Коль снизу не увидите вы нас?


* * *
Снег лежит на лапе ели белой кошкой,
Воробьишки у берез подняли гам.
Ты побудь со мной совсем еще немножко,
А потом мы разойдемся по домам.

Знаешь, кажется, однажды что-то было...
Но не помню, то ли сказка, то ли бред.
А зима, наверно, это не забыла,
Хоть прошло, наверно, очень много лет.

Я направо погляжу, а ты налево.
Ночь светла, огонь так весело горит,
И не слышен голос Снежной Королевы,
Но, наверно, где-то здесь она стоит.

Как ни грустно, все мы, люди, забываем
И живем потом на свете, как во сне.
Может, были мы с тобою Гердой с Каем
В белоснежной и сверкающей стране?


Первый снег

Когда первый снег над землею кружится
И тает, повиснув на тонких ресницах,
И белых пушинок над нами не счесть,
Я вдруг вспоминаю, что где-то ты есть.

Ты ждешь меня там? Нет, за тем поворотом?
Ты здесь, за спиной? Где, и кто ты, и что ты?
Скрывая под снегом поля и дома,
Шагает по свету колдунья-зима…

Ты тень? Но теней по ночам не бывает.
Ты солнечный зайчик? Но он исчезает.
Иду я под снегом по тонкому льду.
Неужто тебя я уже не найду?

А серое небо снежинки роняет,
И теплая влага по пальцам стекает…
Ты – снег! Ты везде! Ты со мной навсегда!
Меня растворяют твои холода…

Наверно, я тоже снежинкою стану,
До звездного, чистого неба достану,
На чьей-то ладони растаю сама…
А в городе звонко смеется зима.


(C) Юния, 2004-2010