Прогулка

На эту прогулку мы отправились вчетвером: я, Родомес, Броневик и Элли. Десептиконы вблизи нашей базы не появлялись уже очень давно, и Командир справедливо решил, что можно дать нам немного отдохнуть. Хотя бы день. Хотя бы не целый день. Хотя бы несколько часов. И вот поэтому сегодня утром все в штабе делали кто что, а мы с Родькой и Броневиком ждали Элли около въезда на базу.

Эл живёт совсем недалеко в маленьком посёлке, она обыкновенная земная девочка. Впрочем, эпитет «обыкновенная» в этом случае можно применить к кому угодно, только не к Элли. Потому что девочка она очень даже необыкновенная. Хотя бы то удивительно, что Элли связалась с нами, с автоботами, которым на Земле ещё не очень-то доверяют. А как она с нами связалась – это уж совсем потрясающая история. Но сейчас не об этом речь. Важно то, что Эл очень долгое время жила в нашем штабе, а недавно переселилась в находящийся неподалёку посёлок. Так что она всё равно всегда рядом.

Мы хотели и Командира взять с собой на прогулку, но Оптимус Прайм отказался и остался в штабе.

– Небось, уселся один в командном центре, кофе пьёт, – проворчал Броневик, – и читает какую-нибудь земную ерунду, вроде Уайльда.

– Ну надо же Командиру иногда побыть одному, – возразила я, – ему так редко это удаётся. А про Уайльда – это ты зря. Мне нравятся его сказки…

Броневик только руками развел.

– Ну, ты – это одно, а Прайм – совсем другое.

Родомес, стоявший немного в стороне, в это время всматривался вдаль, туда, где дорога, прямая, как луч, касалась горизонта.

– Там Элли, – вдруг сказал он. – Едем навстречу?

И в самом деле, на дороге появилась маленькая точка, которая быстро росла, приближаясь. Не успели мы и глазом моргнуть, как Родька перешёл в неорганику, трансформировался и поехал навстречу.

– И не подумаю двинуться с места! – крикнула я вдогонку, но он даже не услышал.

Вскоре Родомес вернулся в сопровождении Элли и Цветка. Цветок – собственный Эллин конь и просто идеальное средство передвижения для неё. Есть, правда, ещё велосипед, но ведь Цветок гораздо лучше! Он живой, добрый и очень красивый. А Элли – великолепная наездница. И очень хорошо чувствует коня, и он её понимает.

А вообще, Эл предпочла бы сидеть за рулём настоящего автомобиля. Беда в том, что ей только пятнадцать лет и ещё нельзя водить машину. Этот распространённый на Земле закон всегда меня очень удивлял. И Элли, видимо, тоже, потому она убеждена, что если водить машину ей нельзя, но очень хочется, то можно. Только где бы ей взять машину? А вот есть где…

– Привет! – весело сказала Элли и, не слезая с коня, пожала мне руку. – Вот здорово, что мы едем гулять как раз в такой чудесный день! Вы когда-нибудь видели такое удивительнейшее небо? Родя, не хочешь прокатиться верхом?

Родя – единственный из нас, кто великолепно освоил верховую езду. Остальные решили, что не стоит тратить время на подобные развлечения. Я, правда, пробовала прокатиться верхом, но получилось не очень хорошо. А вот Родька научился держаться в седле не хуже самой Элли, хотя у неё опыта гораздо больше.

– Ещё бы, конечно, хочу! – ответил он, немедленно переходя в органику. – А долго?

– Да хоть всю дорогу не слезай с коня, если дашь мне за рулём посидеть! – хитро прищурившись, ответила Элли. Но Родомеса это условие не устроило.

– Как ты собираешься сидеть за рулём, если я буду в органике?

– Ну, пусть трансформируется Броневик или Юни.

Но я наотрез отказалась трансформироваться. Пришлось это сделать Броневику. Элли, гордая и счастливая, расположилась у него за рулём, я уселась рядом. И мы поехали. Элли, как ей ни хотелось, не стала набирать слишком большую скорость. Ведь рядом с нами скакал Цветок с Родькой в седле, и вряд ли он смог бы даже галопом угнаться за Броневиком.

А небо и впрямь было удивительнейшее. Голубое, глубокое и какое-то круглое, словно небо – не небо, а капля воды, а мы – в самом центре этой капли, в сердце невероятного, волшебного мира. Вокруг до самого горизонта зеленели луга, покрытые невысокой травой. Местами зелёное полотно прерывалось белыми, голубыми и жёлтыми пятнами цветов. Это было очень красиво. Элли так засмотрелась по сторонам, что если бы Броневик не следил за всеми её действиями, она непременно перевернула бы нас на первом же повороте. Родомес тоже любовался лугами, но это нисколько не мешало ему держаться в седле прямо и красиво, словно он родился на лошади. Если б я не знала, что он трансформер, никогда бы не поверила, увидев эту картину! Броневик негромко напевал какую-то песенку, что с ним бывало редко и говорило о том, что у него прекрасное настроение. Ну а я… я была счастлива.

Внезапно Родомес свернул с дороги.

– Поехали к реке! – предложил он.

– Отлично, – согласился Броневик, – только вы, девочки, тогда уж вылезайте из кабины. Пойду в органике, а то жаль траву мять колёсами, уж больно она красивая, да и с Гринписом связываться неохота.

Через полчаса мы вышли к реке. Луг здесь кончался высоким глинистым обрывом. Местами в глине пробивалась редкая трава, а у реки на кочках росла осока. Перед самой водой тянулась узкая полоса ила, закиданная водорослями и жёлтыми листьями ивы. Река здесь делала поворот, огибая противоположный берег. Там вода отступала, и перед густым ивняком открывалась широкая песчаная площадка. Родомес спрыгнул с коня и прислушался. Было тихо, только за рекой в лесу кричала кукушка.

– Кукушка, кукушка… – начал было Родя, но я аккуратно закрыла ему рот рукой.

– Долго и счастливо, братишка, не сомневайся!

Он рассмеялся и лёг на траву, с наслаждением зарывшись лицом в душистые белые цветы.

– Здесь красиво! – в восхищении произнёс Броневик, глаза его светились от радости. – Элли, милая, тебе никто никогда не говорил, что вам повезло с планетой?

– Ага, – засмеялась Элли. – Командир говорил.

«Командир» – это, конечно, Оптимус. Элли зовёт его именно так, и Прайм совсем не против. Хотя ей-то он никакой не командир.

– Пойду-ка я искупаю Цветка, – решила Элли и взяла коня под уздцы.

– Эй, как ты собираешься спускаться с ним с этой крутизны?

– Ничего, я знаю место, где берег пологий! Я скоро!

И она пошла вдоль берега, напевая «Мы пойдём с конём по полю вдвоём».

Пахло водой и травами, ветер был очень тёплым и сильно трепал моё платье (наконец-то я смогла надеть его вместо автоботской формы!). Кукушка на другом берегу всё не умолкала. Броневик что-то крикнул ей, и над водой понеслось громкое эхо. Небо словно стало ещё голубее, и мне захотелось трансформироваться и полететь. Но я этого не сделала и вдруг сказала:

– Эх, десептиконов бы сюда!

Броневик раскрыл рот и удивлённо посмотрел на меня, решив, видимо, что ослышался. Родя с интересом поднял голову из цветочных зарослей.

– Зачем?! – в недоумении воскликнул Броневик. – Чтоб они здесь… – он обвел вокруг себя рукой, – чтоб они вот это всё?.. и нас заодно?! Юн, ну и шутки у тебя!

– Да ты подумай только! – закричала я, и эхо немедленно подхватило мой голос. – Ну посмотри вокруг! Ну какой нормальный трансформер, десептикон, автобот, да всё равно кто, захочет здесь стрелять? Здесь же так… необыкновенно! Да здесь воевать невозможно – надо быть полным дураком! И они бы это поняли!

Броневик посмотрел на меня ещё более недоумённо, потом отвернулся.

– Они бы начали стрелять ещё до того, как поняли, что здесь необыкновенно и всё остальное, – мрачно изрёк он.

Но я состроила Броневику рожу, и никогда и никому ещё я не строила рож с таким удовольствием! А золотая Родькина голова уже снова исчезла в цветах. Вся поза брата ясно говорила о том, что сейчас десептиконы видятся ему чем-то невероятно далёким, мелким и незначительным, да и вообще слово «десептиконы» малопонятно. Через несколько секунд он уже спал, что-то тихо бормоча во сне.

Броневик тем временем начал спускаться по почти отвесному склону обрыва. От каждого его шага в реку срывались комья глины, и он точно последовал бы за ними, если бы не цеплялся руками за траву. Я смотрела на него сверху. Наконец Броневик оказался у самой воды и остановился там, утвердившись на одной из кочек.

– Забудь о десептиконах, Юни! – крикнул он мне. – В этой речке есть рыба?

– Не знаю. Почему бы тебе не спросить об этом Родьку?

– Эй, Родомес! – немедленно последовал моему совету Броневик. – Ты тут хоть раз рыбачил, а? Водится здесь что-нибудь?

Но брат только дрыгнул ногой во сне.

– Пусть спит, – заступилась за Родю вернувшаяся с Цветком Элли. – Дайте отдохнуть че… трансформеру.

– А и ладно, всё равно удочек нет, – вспомнил Броневик. – Девочки, спускайтесь сюда, здесь здорово! Только не сорвитесь и сразу на кочки вставайте, а то в иле увязнете.

Дважды нас с Эл приглашать не пришлось, и мы быстро спустились к воде. Здесь и впрямь было здорово. Вода вблизи была очень тёмная, почти чёрная, а на середине реки голубела – в ней отражалось небо.

– Давайте прыгать по кочкам наперегонки! – предложила Элли.

– Ну, – усомнился Броневик, – они такие хлипкие, на них и стоишь-то еле-еле! А впрочем, давайте!

– Замечательно, – выкрикнула я, – у нас будет соревнование! Кто свалится, тот охранная сигнализация!

И мы начали «бег по кочкам на короткой дистанции». Они действительно были мягкими и скользкими и всё время норовили уйти из-под ног. Кончилось всё тем, что «охранной сигнализацией» чуть было не оказалась я сама – Броневик вовремя поймал меня за руку. А Элли смеялась так, что тоже чуть не свалилась, но всё-таки удержалась. Какой шум подняли мы на реке!

– Юни, сейчас твоё желание исполнится! – с уверенностью заявил мне Броневик. – Вы с Эл своими визгами и хохотом всех десов сюда созовёте!

– Да ну тебя, вот привязался! Не нужны мне здесь никакие десы! Ты лучше прыгай!

И мы прыгали, прыгали и прыгали, пока Элли, устав, не уселась на очередной кочке. Тогда остановились и мы с Броневиком. Я случайно подняла голову и увидела, что Родя лежит на животе на краю обрыва и наблюдает за нами полусонными глазами. Я помахала ему рукой.

– Эй, давай к нам!

– Нет уж, лучше давайте вы ко мне! Лень, знаешь ли, спускаться!

– Но ты там один, а нас трое!

– Но я… – Родька на секунду умолк, придумывая веский аргумент, а потом выдал: – В конце концов, я – старший по званию!

Броневик от такой наглости даже дар речи на секунду потерял.

– Чего-о?! Когда это Прайм успел тебя так повысить?

Родька только расхохотался. На самом деле, Броневик по званию гораздо старше, чем он. А я и вовсе рядовой автобот. Но какое это имеет значение, особенно здесь!

Броневик взглянул на часы.

– Вообще-то, Родомес прав. Надо подниматься. Нам пора на базу.

– А может, ещё погуляем, а? – с улыбкой предложил Родька и поднялся на ноги.

– «Погуляем!» – поддразнила его Элли. – Сонюшка-засонюшка!

– Нет, – решительно заявил Броневик, – едем. Потому что старший по званию всё-таки я, и влетит от Прайма, стало быть, мне и никому другому.

– Да когда от Оптимуса кому влетало?! – возмутился Родомес. – Не было такого никогда!

– Всё равно, надо возвращаться.

И мы поехали на базу. Родька – верхом на Цветке, Элли – за рулём Броневика, а я – рядом с ней на переднем сидении. Мы ехали в тех же лугах, только небо к середине дня стало ещё голубее, и от солнца всё вокруг словно искрилось. Мне было хорошо, я даже дремать начала.

У самой базы на дороге мы заметили высокую и прямую фигуру трансформера в органике. Он смотрел нам навстречу.

– Надо же, нас кто-то встречает, – с удовольствием констатировал Родомес. – Да это… Клянусь своими покрышками, Прайм!

Он сорвал с себя шейный платок и бешено замахал им в воздухе. В ответ Командир (это действительно был он) приветственно поднял руку, и даже издалека было видно, что он улыбается.

– Ну вот, так я и знал, нас уже хватились, – буркнул Броневик, но тут Элли нажала на тормоза, выскочила из кабины и со всех ног побежала к Прайму. Не успел Командир опомниться, как она уткнулась в него головой и крепко-крепко его обняла.

– Элли, – мягко сказал он ей, – я давно тебя не видел. Я так рад!

Девочка подняла голову и с улыбкой посмотрела ему в лицо.

– Мы отлично прогулялись, Командир! Жаль, что тебя с нами не было.

– Ну, что поделаешь, дела!

– Дела?! Это ни в какие ворота не лезет, Прайм!!! – завопил Родька, в голосе его слышалась глубокая обида. – Ты устраиваешь всему отряду отдых, нас усылаешь на прогулку, Броневик наивно думает, что ты наслаждаешься земной литературой, а тут!.. «Дела»! Никуда не годятся такие дела! Честное автоботское, больше никогда в жизни отдыхать не буду, пока ты не отдохнёшь хоть немного!

– Не кипятись, – остановил его Оптимус. – Сейчас я честно пойду с вами пить энергон.

– А может, лучше чаю? – предложила Элли. – Я бы тогда с вами…

Командир немного растерялся.

– Чаю? Что ж, это было бы неплохо… Только есть ли у нас заварка и вообще всё, что нужно для этого?

Он вопросительно посмотрел на Родю, на Броневика и, наконец, с надеждой взглянул на меня.

– Конечно, – весело ответила я, – у меня есть заварка. И всё остальное тоже, хоть на весь отряд, вот! Я сейчас всё организую.

– Спасибо тебе, Юния, – с благодарностью произнёс Оптимус.

Право же, такие его слова греют душу ничуть не хуже, чем греет тело энергон или тот самый чай. До чего же приятно сделать Командиру приятное – просто очень! Лучше не бывает!

И конечно, тут мы все вместе пошли пить чай.

На главную

(C) Юния, 2004-2010