Сказка о дожде, девушке и Маленьком Художнике

Он идёт по пыльным каменным улицам большого города – холодный, сильный, вольный дождь. Его никто здесь не ждал, не гадал, что он появится. Может быть, только синоптики. Но дождю, в общем-то, это всё равно. Он идёт себе и идёт, он всегда отлично знает сам, когда и куда ему идти. Ведь ветер и тучи, пожалуй, вовсе ни при чём. Он свободен.

Дождь идёт по глупой грязной земле и не боится коснуться её и сам стать грязью – лужами на дороге. Сумасшедший дождь. Ему больно, но он никому в этом не признается – даже сам себе. Дождь обрушивает на землю тонны воды. Он верит в то, что сумеет её отмыть. Но цель его не на земле, он идёт за ней совсем в другую дальнюю даль.

Дождь настойчиво стучит в пыльные стёкла окон. А вдруг кто-нибудь из людей выйдет искупаться под его холодные струи? И станет дождю другом и пойдёт… может быть, за ним, а может быть, своим путём, за своей целью, но главное – пойдёт!

Но люди задёргивают шторы, а те, что на улице, раскрывают зонты и бегут домой, ругая грязные лужи. Они боятся дождя, потому что он другой и слишком холодный.

А дождь всё идёт и идёт, несмотря ни на что. Он счастлив. Он знает свой путь. Он любит прекрасную девушку, такую же отверженную и свободную. Когда-то давным-давно дождь встретил её и полюбил. И она отдала ему своё сердце и стала с ним навсегда единой. Она танцует под дождём, и пряди волос сплетаются с ледяными струями. Платье на ней вымокает насквозь, а туфельки давно потеряны, смытые потоками воды. И она идёт вместе с дождём, и поёт на его языке, и никогда не будет покорна миру людей её дождливая душа.

Однажды в вечной надежде найти друга дождь сильно толкнулся в закрытое окно дома, где жил и работал Маленький Художник. Там было тихо и уютно, и Художник спал, свернувшись калачиком на своей дощатой кровати. Стук дождевых капель разбудил и напугал его. Но не в правилах Маленького Художника было не впускать в дом того, кто стучится. Даже если стучится всего лишь дождь.

Художник открыл окно. И дождь тут же вошёл в комнату. Художник поймал на ладонь несколько холодных струй. Прислушался к шуму дождя, изо всех сил пытаясь понять, что тот ему говорит. И вдруг Художнику показалось, что он понял.

– Ну конечно! – сказал он радостно. – Я могу быть тебе другом.

О, как странно и глупо вслушиваться в шорох капель, думая, что дождь знает какую-то свою мокрую истину, пытаясь разобрать что-то в этой ливнелепице! Но Маленький Художник стоял под дождём, и упорно слушал, и радовался, когда понимал, и сердился, когда не мог понять. И он отвечал дождю и приходил в отчаяние, думая, что, может быть, дождь не понимает его? Они ведь были совсем разные – Маленький Художник и дождь – и говорили совсем на разных языках. Но дождь всё лил и лил, и Художник услышал много такого, о чём никогда раньше не слышал, и подумал о многом таком, о чём никогда раньше не думал.

А потом из-за туч выглянуло солнце. И дождь исчез. А Маленький Художник остался один в своей мастерской. Эта встреча не прошла для него даром. В комнате пришлось вытирать лужи на полу, к тому же Художник ужасно замёрз и простудился, и долго не мог отогреться. Сидя на кровати и трясясь от озноба, он глотал горячий травяной чай с мёдом и уверял себя, что во всём виновато отсутствие закалки. А уж теперь-то он наверняка закалится под дождём, когда тот снова придёт – они же всё-таки стали друзьями!

Сейчас в большом каменном городе снова стоят жаркие летние дни, светит солнце и голубеет небо. И Маленький Художник, который совсем поправился, очень этому рад, потому что любит свет и тепло больше всего в мире. Но всё-таки он не закрывает окна в мастерской. А вдруг дождь снова придёт? Он обязательно будет ждать.

На главную

(C) Юния, 2004-2010