Сейлор-Мун и странная старушка

Тот вечер в Токио был удивительно спокоен. Ничто не предвещало беды знаменитому храму Хикава. Четыре девочки сидели перед маленьким домиком и мирно пили чай. Но вдруг за воротами храма раздался невероятно громкий визг, и во двор ворвалась Усаги Цукино. Не успев снизить скорость, она на полном ходу врезалась в Рэй, и обе оказались лежащими на земле, да еще и облитыми горячущим чаем.

– А-а-а!!! – завопила Рэй, не столько от боли, сколько от справедливого негодования. – Усаги, ты хоть иногда можешь смотреть, куда несёшься?!!

– А-а-а!!! – отозвалась Усаги, в её огромных голубых глазищах горел нескрываемый восторг. – Ко мне бабушка приехала! Бабулечка!

Рэй поднялась на ноги.

– Что ты несёшь, Усаги? У тебя вовсе нет никакой бабушки!

– А вот и есть! – Усаги показала ей язык. – А почему не может быть? У тебя же есть дедушка!

Дедушка у Рэй действительно был – уникальный дедушка, настоятель храма и любитель красивых девочек. Но с ним Сейлор-воины встречались часто, даже слишком часто, а вот о бабушке Усаги они никогда не слышали.

– Неужели нашу Усаги околдовали?! – всплеснула руками Ами.

– А может… – начала Минако, но Усаги не дала ей сказать.

– Вы представляете, – затараторила она, – бабушка печёт такие потрясающие пирожки! Лучше чем ты, Мако! Не веришь?

– Очень может быть, – покладисто согласилась Макото. – Откуда она приехала?

Усаги неопределенно махнула рукой.

– Она замечательная! Она обещала, что научит меня вязать! У меня наверняка получится!

– Усаги, – настороженно и очень медленно произнесла Рэй, – а может, ты нас познакомишь со своей бабушкой?

– Конечно! Пойдём ко мне! Прямо сейчас!

– Да-а, – прошептала Минако, – Артемис, что ты обо всем этом думаешь?

Но белый кот Артемис только молча повёл хвостом. Он не знал, что ответить.


В доме Усаги девочек встретила симпатичная старушка – что называется, божий одуванчик. Низенькая, худенькая, сухонькая, с доброй улыбкой на лице. Она очень походила на Усаги – даже причёска у неё была такая же. Только волосы совершенно седые.

– Вот! – торжествующе провозгласила Усаги. – Что я вам говорила?!

– Заходите, девочки! – пригласила бабушка подружек. – Проходите в комнату. Я сейчас принесу вам пирожки.

И она исчезла на кухне. Усаги ещё раз показала Рэй язык и убежала в свою комнату - принести учебники, которые она ещё вчера обещала отдать Ами. Её подружки остались одни в комнате и в полнейшем недоумении.

– Ничего не понимаю… – пробормотала Рэй. – Луна, ты что-нибудь знаешь об этой старушке?

Чёрная кошка с наслаждением зевнула.

– Не-а. Но почему бы вам не предположить, что она действительно бабушка Усаги?

– Ой, – еле слышно выдохнула Ами. – Она и Луну околдовала!

– Ясно! – воскликнула Макото. – Она из Тёмного Королевства! И наверняка охотится на нашу Принцессу!

И только она так сказала, из комнаты Усаги послышался страшный крик:

– А-а-а-а-а!!!

– Усаги! – в ужасе вскричала Ами.

– Девочки, скорей! – Рэй первой помчалась на крик.

Подруги бросились в дверь все вчетвером, естественно, застряли, кое-как протиснулись и увидели жуткую картину. До смерти перепуганная Усаги стояла, забившись в уголок, изо всех сил стараясь стать хоть чуть-чуть меньше, а перед ней возвышалась её собственная кровать из металлических прутьев. Вместо головы у неё была подушка, на плечах (то есть там, где у людей плечи) развевалось одеяло, а на ногах красовались тапочки, принадлежащие самой Усаги. Это, конечно, был демон. Он повернулся к девочкам, улыбнулся (при этом на наволочке подушки образовалась складочка) и произнес мягким, пуховым голосом:

– Я Пуххх!

– Винни-Пух? – переспросила Минако, но её никто не услышал.

– Девочки, перевоплощаемся! – крикнула Рэй. – Призма Марса!

– Призма Меркурия!

– Призма Юпитера!

– Призма Венеры!

– Дайте нам силу!!! – хором крикнули все четверо.

Демон Пуххх удивленно посмотрел на Сейлор-воинов, отошел от Усаги и остановился в раздумье.

– Что это с ним? – не поняла Сейлор-Юпитер. – Он что, не хочет с нами сражаться?

Она тут же получила ответ на свой вопрос. Демон взмахнул одеялом, вырвал из себя пару металлических прутьев и швырнул их в Сейлоров. Девочки едва успели увернуться и атаковали все разом.

– Дух Огня!

– Мыльный Дождь!

– Цепь Любви Венеры!

– Дух Грома!

И с демоном случилось что-то странное. Общими усилиями Сейлор-воины здорово опалили ему плащ и совершенно снесли голову, но это не смутило Пуххха. Он достал откуда-то ещё прутья и начал высекать из них целые снопы искр, которые полетели, разумеется, прямо в девочек.

– Мамочка! – взвизгнула Сейлор-Венера.

– Его не берёт наше оружие! – закричала Сейлор-Меркури.

Усаги в ужасе наблюдала за битвой, совершенно забыв о том, что может перевоплотиться. А Луна никак не могла добраться до неё и подсказать.

– Кто это здесь безобразничает? Никак, демоны? – послышался строгий голос, и в дверях появилась бабушка. – Беспорядок какой в комнате!

Сказав это, она сняла брошку, которой была заколота её шаль, подняла её вверх и крикнула тоненьким старческим голоском:

– Лунная клизма, дай мне призму!

– Что-о-о?!! – ужаснулась Луна.

– Всё перепутала! – бабушка покачала головой. – Склероз! Лунная призма, дай мне по лбу! Нет, не то! Как же это там?

– Лунная призма, дай мне силу! – подсказала наконец-то пришедшая в себя Усаги и взяла в руку свою брошку.

– Ах, ну да! Спасибо, внученька! – ласково сказала бабушка девочке, а затем обе хором крикнули:

– Лунная призма, дай мне силу!

И вскоре перед обалдевшим Пухххом стояла Сейлор-Мун и ещё один воин в матроске. Это был старенький и маленький воин. На нём было платье с матросским воротником и короткой юбочкой, которые, видимо, раньше были синего цвета, а теперь совсем выцвели. У этого воина были такие же косы, как у Сейлор-Мун, а в руках он держал самую настоящую клюку, которой обычно пользуются при ходьбе старички. На плечи Сейлора была накинута шерстяная шаль.

– Как ты посмел устроить здесь такой кавардак и обидеть мою внученьку! – гневно произнесла та, которая ещё недавно была всего лишь бабушкой Усаги Цукино. – Я Сейлор-Старушка, и я не позволю тебе так себя вести!

Она согнула пальцы веером, причём её суставы тихонько защелкали, взмахнула руками и добавила:

– Я несу возмездие во имя древней луны!

– А я Сейлор-Мун, и я несу возмездие во имя просто луны! – закричала Сейлор-Мун, поняв, что её опередили с речью.

– Вы все умрёте! – заявил демон и бросил свое одеяло в Сейлор-Старушку. Она отмахнулась от него клюкой и назидательно сказала:

– Все мы когда-нибудь умрём, милок!

– Действуй, Сейлор-Мун! – послышался из открытого окна голос Такседо-Маска.

– Хорошо! Волшебный лунный жезл, помоги!

– Молодец, внученька! – похвалила её Старушка. – Волшебная лунная клюка, помоги!

И сказав это, начала лупить бедного Пуххха своей внезапно засветившейся клюкой.

– Очищение!!! – завопил несчастный, и на пол, едва не придавив Сейлор-Мун, рухнула её кровать. Сейлор-Старушка устало оперлась на клюку.

– Ох, радикулит! – прокряхтела она и обратилась к Такседо-Маску. – Милок, а ты, часом, массаж делать не умеешь?

– Но кто же ты такая, бабушка? – в изумлении спросила Сейлор-Мун. Старушка ласково ей улыбнулась.

– Ты сама сказала. Я твоя бабушка.

– Из лунного королевства? – догадалась Сейлор-Меркури.

– Да, моя милая. Я – королева Серенити-старшая. И я пришла присмотреть за моей внученькой. А вдруг её кто-нибудь обидит?

– Ох! – только и смогла сказать Сейлор-Марс. А Сейлор-Мун бросилась Старушке на шею и закричала:

– Бабулечка, ну до чего же ты славная! Просто чудо!

На главную

(C) Юния, 2004-2010